Виджет RETAIL & LOYALTY - это возможность быстро получить актуальную информацию
Добавить виджет на страницу Яндекс
Закрыть

Сергей Беляков: Саморегулирование спасет бизнес от неуправляемых издержек

29.03.2019 Количество просмотров 1041 просмотр

Еще  Пользователей сейчас читают этот материал

Сергей Беляков: Саморегулирование спасет бизнес от неуправляемых издержек
Сергей Беляков, председатель Президиума АКОРТ

Если трезво оценивать условия, в которых ритейлеры сейчас ведут бизнес, мы увидим серьезный диссонанс. С одной стороны, декларируется рост экономики на 2,1%, объявляется достижение ею устойчивого состояния. С другой – на практике это оказывается совсем не так. И доказательством тому служит отсутствие эффекта от анонсируемых цифр роста, на который отрасль могла бы рассчитывать.

Все экономические субъекты – и поставщики, и торговые сети, и покупатели – сейчас оказались в очень сложных условиях, когда издержки на бизнес растут, а доходы населения падают. Чудес же на свете не бывает, и невозможно вечно держать невысокие цены, обеспечивая при этом достойное качество продукции. Так или иначе, но рост издержек приходится компенсировать – в лучшем случае за счет маржинальности бизнеса. Правда, не все могут себе это позволить и остаться при этом на рынке.

Я не хочу сказать, что надо махнуть на все рукой, повышать цены и не бороться с издержками. Проблема в том, что они бывают управляемыми и неуправляемыми. Все, что связано с выполнением требований регулятора, – издержки неуправляемые, увеличивающие финансовые, временные, человеческие и административные затраты, которые неизбежно сказываются на себестоимости.

Поскольку ритейл ориентирован прежде всего на конечного потребителя, эффективность бизнеса напрямую зависит от его покупательной способности. Между тем доходы населения продолжают показывать плохую динамику, и в 2018 году мы заметили несколько очередных негативных трендов в ритейле. Во-­первых, это снижение среднего чека на 5% (в среднем), во­-вторых – рост издержек до 30% по некоторым позициям в структуре себестоимости. Например, увеличились расходы на транспорт за счет роста цен на топливо, выросли коммунальные платежи, также стоит упомянуть рост налоговых платежей (не связанный с повышением НДС, а обусловленный пересчетом налогооблагаемой базы). Факторов, влияющих на цену товара, великое множество. И если ритейлеру удается при этом удерживать цены на прежнем уровне, значит, он жертвует своей маржинальностью. Иначе говоря, отказывается от части инвестиций в развитие бизнеса. До сих пор ритейлерам удавалось вкладываться в развитие дополнительных сервисов, ассортиментной политики, достаточность персонала и пр., но сейчас уровень прибыльности уже сократился до 3–4%, и что будет дальше с этими проектами, прогнозировать сложно.

Все вышесказанное справедливо и для бизнеса поставщиков. И это весомый аргумент в пользу того, чтобы все-­таки наконец совместно найти компромисс – разумный и экономически обоснованный. Чтобы эти взаимные обязательства были продиктованы пониманием бизнес­-логики обеих сторон.

На мой взгляд, предъявлять претензии к государству по поводу неэффективности регулирования отрасли неправильно. Проблема в другом. Любое государство, вынужденное реагировать на такого рода вызовы, не будет способно принять комплекс необходимых мер, чтобы обеспечить интересы всех участников. Для этого потребовалась бы структурная реформа экономики. Решать же проблемы одних за счет увеличения нагрузки на других – не выход.

Негативный момент в таком походе – высокая ситуативность. Сегодня мы решаем возникшую проблему, но к чему наши решения приведут завтра, никто оценить не может. А послезавтра следствием наших действий становятся новые проблемы. И так до бесконечности. Способность участников решать проблемы самостоятельно, не прибегая к помощи государства, позволяет быстро выявлять узкие места и устранять их.

Еще один тренд, на который стоит обратить внимание, – повышение жизнеспособности мультиформатных игроков и снижение эффективности гипер­ и супермаркетов. Экономическую эффективность сети теперь можно обеспечить исключительно за счет наличия разных форматов. В противном случае сеть оказывается крайне зависимой от внешних факторов – от поставщиков, потребительского настроения, административных барьеров, и имеет меньше возможностей для диверсификации своего бизнеса. Однако не все компании могут позволить себе все форматы торговых точек. Не все к этому готовы.

Дамоклов меч для бизнеса – это ужесточение конку­ренции и сокращение финансовых ресурсов, которые можно было бы выделить для выстраивания более лояльной экономики отношений с постав­щиками

Третья тенденция – развитие малых форматов торговли, и соответствующий законопроект уже разработан. Почему-­то принято считать, что федеральные сети являются противником малоформатной торговли, однако это совершенно не так. АКОРТ поддерживает все, что стимулирует и усиливает потребительский спрос (ведь положительный эффект равноценен для всех сторон), и является противником давления на несетевых игроков, ярмарки, мобильную торговлю и пр. И конкуренция здесь проблемой не является. Сетевые игроки прекрасно знают своего потребителя, знают, за какими товарами он пойдет на рынок, а за какими – к ним. Это значительно упрощает задачи развития собственной стратегии и планирования закупок – им нет нужды тратить время и ресурсы на товары, которые активно продаются на ярмарках выходного дня.

Следующий важный тренд – укрупнение торговли, ее консолидация. Это объективный процесс, который в Европе уже вполне реализовался, а в России лишь набирает обороты.

Но несмотря на все эти, в том числе драматические, условия, ритейлеры по-­прежнему занимаются социальными проектами. Их также можно рассматривать как инвестиции – в лояльность покупателя, в создание комфортной социальной среды в тех регионах, в которых компании ведут свой бизнес. Такой подход полностью соответствует лучшим мировым практикам и практикам добросовестного поведения на российском рынке.

Форматы участия в социальных проектах у всех ритейлеров разные: одни участвуют в софинансировании проектов благотворительных фондов, которые обеспечивают доставку продукции социально незащищенному населению (либо бесплатно, либо по сниженным ценам). Другие занимаются этим самостоятельно. И вопрос не только в том, что «так принято и так надо». Это оправданно с рациональной точки зрения бизнеса. И не надо стесняться быть прагматичными!

Сетевые игроки являются противника­ ми давления на несете­вых игроков, ярмарки, мобильную торговлю и пр.

На этом фоне странно выглядит обсуждаемая инициатива в приказной форме изъять у ритейлеров дополнительные деньги на благотворительные проекты. На мой взгляд, личная социальная ответственность и бизнес-­логика – гораздо более действенные стимулы. В этом смысле рынок сам может себя отрегулировать.

Саморегулирование – тема непростая, поскольку требует осознанного решения в части наложения на себя каких-­то ограничений. К слову, саморегулирование – это большее ограничение, чем ограничение, установленное законом. И не все компании, к сожалению, готовы на это идти (речь идет и о поставщиках, и о ритейлерах). Миссия нашей ассоциации – сделать так, чтобы практика добросовестных договоров между двумя компаниями приобрела универсальный характер и начала восприниматься как практика безусловного поведения на рынке. У нас есть инфраструктура саморегулирования – Кодекс и решение комиссии по его применению, но до полноценной имплементации пока еще очень далеко. И уровень развития бизнеса и внутрикорпоративных практик ведения бизнеса пока еще не вполне дотягивает до европейского и мирового уровня стандартов.

Еще один дамоклов меч для бизнеса – это ужесточение конкуренции и сокращение финансовых ресурсов, которые можно было бы выделить для выстраивания более лояльной экономики отношений с поставщиками. Но при этом необходимо понимать, что на другой чаше весов – риски регуляторного воздействия. Поэтому мы сейчас ведем работу в двух направлениях. Первое – запуск нового этапа диалога ритейлеров и поставщиков, причем достаточно жесткого, попытка снять напряжение через изменение двусторонних соглашений. В случае успеха это будет неплохим аргументом для универсализации данных договоренностей. Но даже если этого сделать не удастся, градус напряжения по многим пунктам будет снижен. Потому что – к сожалению для экономики и к счастью для самого процесса – степень концентрации рынка поставщиков и ритейла в данном контексте можно оценивать как высокую.

Второй вектор – это «навязывание» правильной практики сверху. Есть компании-­поставщики, в условиях которых возможность взимания штрафов не предусмотрена в принципе. Однако, к сожалению, не все из них умеют работать без кнута. И механизмы ответственности должны быть одинаковыми для всех.

Но все это должно происходить в рамках саморегулирования. В противном случае, если сети и поставщики сами не смогут навести порядок в своих взаимоотношениях, государство это сделает за них. От того, справятся они с этой задачей или нет, во многом зависит экономика страны в целом.


Анонс мероприятий

Информационный портал Retail & Loyalty
ул. Кржижановского, д. 29, корп. 5
Москва, 117218 Россия
Work +7 495 961 1065