Виджет RETAIL & LOYALTY - это возможность быстро получить актуальную информацию
Добавить виджет на страницу Яндекс
Закрыть

Закон о деятельности интернет-агрегаторов и повышение НДС: как отрасль восприняла новые инициативы регуляторов

03.09.2018 Количество просмотров 1246 просмотров


Лето 2018 года ознаменовалось принятием ряда знаковых для отрасли законопроектов.

В частности, вступил в силу многострадальный закон об ответственности онлайн-агрегаторов товаров и услуг, на протяжении долгого времени бывший причиной ожесточенных споров между его инициаторами и принципиальными противниками.

Взгляд участников рынка

К числу последних, как известно, относится президент НАДТ Александр Иванов, который уверен, что со вступлением в силу поправок к Закону РФ «О защите прав потребителей» ситуация на онлайн-рынке только ухудшится. И хотя некоторые изначальные формулировки были смягчены, саму по себе идею регулирования деятельности эксперт считает в корне ошибочной. «Нет в мире государств, которые искусственно ограничивали бы агрегаторов. Наоборот – во всем мире все законодательство и работа властей подчинены идее роста агрегации», – отмечает он. Кроме того, по его мнению, серьезным недостатком закона является неопределенность формулировок, что неизбежно повлечет за собой разнообразие его трактовок. Никаких оснований для появления этого закона не было, уверен А. Иванов, поскольку, согласно данным статистики, количество споров в интернет-торговле составляет 0,0002% от количества покупок. «Делать окончательные выводы о влиянии закона на отрасль можно будет примерно через два года, когда станет понятно, адаптировались ли отечественные маркетплейсы к новым порядкам, либо, что гораздо вероятнее, проиграли в конкурентной борьбе зарубежным коллегам».

Управляющий партнер ГК «220 Вольт» Алексей Фёдоров обратил внимание на то, что, несмотря на благие намерения, со вступлением в силу законопроекта создается еще одно конкурентное преимущество для площадок за пределами РФ, которые в настоящее время занимают более 30% онлайн-ритейла. Дело в том, что под его действие подпадают только отечественные агрегаторы, а иностранных регулирование коснуться просто не может.

Президент АКИТ Артём Соколов, который входил в число инициаторов закона, в целом итоговым документом доволен. «Мы поддерживаем все итерации текста, финальная версия закона ассоциацию полностью устраивает. Наверное, самое время прояснить, зачем этот закон вообще отрасли понадобился. Не секрет, что интернет-магазинам, особенно начинающим, очень сложно себя прорекламировать в сети – максимум, на что они могут рассчитывать, – это тысячная позиция в поисковой выдаче. Интернет-агрегаторы стали для таких компаний настоящим спасательным кругом: регистрируясь на их площадке, магазин получает возможность известить о своем существовании потенциальных покупателей и даже оказаться в топ-списке. Очевидно, что площадки агрегаторов – это трафикообразующие ресурсы, на которых потребители ищут и сравнивают товары, смотрят их характеристики, изучают особенности различных моделей и конкретных устройств. И исходя из полученной информации делает выбор и совершает покупку. Между тем, – продолжает эксперт, – до принятия закона ресурс, на котором размещалась информация о товаре, не нес никакой ответственности за ее содержание. Более того, сами магазины, которые подключались к агрегаторам, далеко не всегда соответствовали требованиям законодательства: выявлялось множество фирм, работавших по поддельным реквизитам, несуществующих юрлиц и пр. Как только такие интернет-магазины попадали на трафикообразующий ресурс, они получали возможность продавать свои товары, и никто не нес ответственности за их качество».

Третий важный момент, по мнению А. Соколова, – это контроль информации о самом агрегаторе. Ранее человек мог купить билет на самолет на агрегаторе, и через пару-другую недель у него с карты списывались дополнительные суммы. «Ответственных за происходящее найти было невозможно, – рассказывает президент АКИТ, – поскольку агрегатор о продаже якобы ничего знал, физического офиса у него не было, соответственно, предъявить претензии кому-либо невозможно. Теперь такие ситуации исключены, – агрегатор товаров и услуг обязан предоставить о себе всю информацию в полном объеме». В целом в АКИТ все требования закона считают корректными, а его принятие – своевременным. Интернет-агрегаторы наконец-то появились в правовом поле как новые участники рынка, как важный элемент рыночных отношений. Для конечных потребителей принятие закона означает усиление гарантий соблюдения их прав, которые в том числе будут защищаться и законодательством о защите прав потребителей.

Единственный важный вопрос, который до сих пор не решен, – и тут А. Соколов единодушен с предыдущими экспертами, – это эскалация требований законодательства на иностранные интернет-площадки.

Также мы поинтересовались у экспертов, как следует относиться к тому, что незадолго до вступления в силу закона Яндекс.Маркет убрал с сайта корзину для покупок. По мнению А. Иванова, его примеру могут последовать и другие агрегаторы, чтобы найти возможность уйти из-под действия закона. «И ничего хорошего в этом нет – только дополнительные сложности и финансовые затраты для бизнеса», – добавил он. А. Соколов отметил, что, даже отказавшись от приема денег, агрегатор не может выйти из-под действия всех законов – так или иначе его деятельность будет регулироваться, например, Законом о рекламе. А. Федоров в свою очередь уверен, что отказ Яндекс.Маркета от функции оплаты не имеет ничего общего с принятием закона – это решение было продиктовано запуском совместного проекта со Сбербанком – маркетплейса «Беру».

Закон «не переворачивает» рынок работы агрегаторов в торговле с ног на голову

Взгляд со стороны

По словам Елены Рыбальченко, юриста корпоративной практики «Пепеляев Групп», необходимость принятия данного закона назрела давно. В эпоху, когда практически любые товары и услуги можно заказать, купить или продать онлайн, а интернет-пространство становится привычным и естественным местом встречи продавца и покупателя, закон, регулирующий деятельность посредников, которые помогают встретиться в этом пространстве продавцу и покупателю, несомненно, нужен. До принятия поправок в Закон о защите прав потребителей распространенной практикой в работе торговых агрегаторов с продавцами/исполнителями было использование агентской схемы взаимоотношений. Что до некоторой степени вводило потребителя в заблуждение, так как у него неизбежно возникали вопросы:

  • с кем, собственно, у меня сложились взаимоотношения – с продавцом/исполнителем или c агрегатором?
  • кто несет ответственность за соблюдение моих прав потребителя и к кому обращаться с претензиями по качеству товара/услуги, возврату стоимости товара/услуги или самого товара?

Ведь с позиции потребителя, он выбрал товар на онлайн-площадке агрегатора, заплатил агрегатору деньги за товар, получил от агрегатора все электронные подтверждения получения заказа/оплаты/доставки товара, тем не менее, если в процессе возникали какие-то неполадки (с оплатой, доставкой, приемкой, качеством товара), то агрегаторы отправляли потребителей к продавцу, ссылаясь на свой агентский статус.

То есть потребитель заведомо находился в более слабой и уязвимой позиции по отношению к продавцу товара или исполнителю услуги.

С принятием нового закона расстановка сил меняется. Во-первых, теперь агрегаторы обязаны доводить до сведения потребителя информацию о продавце товара и исполнителе услуги. Это добавит ясности для потребителя в вопросе, кто несет ответственность за возможные недостатки товара или его несвоевременную доставку. С другой стороны, это нововведение, возможно, и агрегаторам упростит жизнь.

Если агрегатор автоматически размещает всю информацию о товаре/услуге и продавце у себя на сайте, то это, вероятно, снизит количество поступающих от потребителей вопросов и тем самым уменьшит нагрузку на тех сотрудников агрегатора, которые рассматривали и обрабатывали огромное количество обращений в ручном режиме. Во-вторых, поправки в Закон о защите прав потребителей также вводят обязанность по возврату потребителю полученной агрегатором предварительной оплаты товара по требованию потребителя и прямую ответственность самих агрегаторов перед потребителем в определенных законом случаях.

Эти поправки направлены на защиту потребителей в случаях, когда:

  • продавец/исполнитель вовремя не передает товар/услугу потребителю, или потребитель отказался от договора купли-продажи товара (договора оказания услуг), о чем он уведомил продавца/исполнителя;
  • агрегатор не доводит до потребителя информацию о товаре/услуге в том объеме, в котором ему такую информацию предоставил продавец/исполнитель, либо предоставляет не соответствующую действительности информацию о товаре/услуге. Но если продавец/исполнитель сам предоставил неполную или недостоверную информацию, то тут агрегатор никакой ответственности не несет.

«В целом, – подводит итог Е. Рыбальченко, – закон «не переворачивает» рынок работы агрегаторов в торговле с ног на голову и вряд ли существенно осложнит их работу».

Как эти нормы будут работать в реальности – покажут время и правоприменительная практика. Будем надеяться, что опасения некоторых экспертов, в частности А. Иванова, относительно роста цен для потребителей, окажутся преувеличенными. Не исключено, конечно, что необходимость улучшения контента потребует дополнительных расходов со стороны интернет-магазинов, но коснется это только малых или начинающих игроков. К тому же вряд ли их владельцы решатся позволить себе резко взвинтить цены – в сети пользователь точно найдет для себя более выгодное предложение. Главное, чтобы, как многие хорошие инициативы, закон не спровоцировал волны потребительского экстремизма: некоторые эксперты не исключают возможности попыток использовать модель двойного возмещения убытков из-за недостоверной информации о товаре/услуге или из-за нарушении сроков поставки – с магазина и с агрегатора.

Повышение НДС как зеркало российской экономики?

Четвертого августа президент России подписал Закон о повышении налога на добавленную стоимость (НДС) с 18% до 20%, а также новые тарифы социальных взносов.

Льготы по НДС при этом сохраняются. Речь идет о пониженных ставках НДС в размере 10% для товаров социального назначения: продовольственных товаров (за исключением деликатесных), детских товаров, периодических печатных изданий и книжной продукции, связанной с образованием, наукой и культурой, а также лекарственных средств и изделий медицинского назначения. Нулевые ставки НДС продолжат действовать для внутренних межрегиональных воздушных перевозок.


Между тем представители отрасли полагают, что повышение НДС является подтверждением проблем в экономике. Такую точку зрения высказал Сергей Беляков, председатель Президиума АКОРТ. По его словам, сейчас в налоговой политике государства наблюдаются два явных тренда: пересмотр налогооблагаемой базы и зеркальное изменение отношения к возможности оспорить решение налоговых органов. Повышение НДС на 2 п.п. находится в этом же русле, символизируя собой признание огромного дефицита бюджета и активный поиск источников, способных его покрыть. Само собой, только при помощи НДС дыры в бюджете закрыть не удастся, однако особенность этого налога в том, что его можно брать на всех этапах создания добавленной стоимости. На самих участниках цепочки его повышение скажется не очень сильно – зато повлияет на стоимость конечной продукции для потребителя, на увеличение финансовой нагрузки на него и, следовательно, на платежеспособность населения в целом.

Было ли такое решение неизбежным? Вряд ли, – полагает С. Беляков. Но оно выглядит совершенно логичным. Множество принятых и анонсированных правительством решений, приоритеты в финансировании, заявленные объемы финансирования требуют дополнительных бюджетных денег. Стандартный источник дохода бюджета – экономика, которая не растет. Следовательно, источником дохода для бюджета становятся доходы граждан и бизнеса. Эффект же от данной инициативы будет носить исключительно фискальный характер, на стимулирование экономического роста здесь рассчитывать не приходится. Любой эксперт, отметил С. Беляков, скажет, что для достижения этой цели требуется снижение фискальной нагрузки на бизнес. В России же она постоянно увеличивается. Постоянно принимаются решения, увеличивающие количество барьеров, финансовые и административные издержки, и одновременно создаются дополнительные институты, такие как Корпорация поддержки малого бизнеса, нацеленные на снижение таких барьеров. Получается, что ситуация складывается настолько неблагоприятно, что требует поддержки отдельных секторов либо отдельных значимых предприятий. Таким образом, резюмировал глава АКОРТ, государство, по сути, признает неэффективность своей экономической политики. Задача экономического роста декларируется, но на практике не реализуется. Большинство участников рынка пока воздерживаются от комментариев: очевидно, что менять политику ценообразования придется, но насколько эти изменения будут критичными для покупателя, прогнозировать пока не берется никто. Только самые отважные рискуют в открытую заявлять, что повышения цен не будет. Например, Кирилл Колпаков, генеральный директор сети магазинов натуральных продуктов «Фреш Маркет 77», по словам которого, в его компании не хотят вынуждать покупателей платить больше и поэтому готовы взять на себя дополнительную финансовую нагрузку. И это несмотря на то, что большинство поставщиков сети – индивидуальные предприниматели или крестьянско-фермерские хозяйства, что означает невключение в закупочные условия суммы НДС, а сеть торгует и платит с конечной цены полный НДС.

Повышение НДС повлияет на стоимость конечной продукции для потребителя и на платежеспособность населения в целом

Конечно, хотелось бы, чтобы таких альтруистов было побольше, однако текущий рыночный фон пока явно не благоприятствует процветанию этого тренда.

Что, впрочем, не мешает участникам отрасли, не поддаваясь унынию, радовать наших читателей полезными рекомендациями и кейсами.

Не забывайте, мы всегда с Вами!


Анонс мероприятий

с 24.09.2018 по 27.09.2018 PIR EXPO 2018
с 27.09.2018 по 30.09.2018 SIGNForum2018
с 6.10.2018 по 6.10.2018 День интернет-рекламы
с 11.10.2018 по 11.10.2018 Конференция INTERCOM
Информационный портал Retail & Loyalty
ул. Кржижановского, д. 29, корп. 5
Москва, 117218 Россия
Work +7 495 961 1065