QIWI: Опция оплаты при доставке кратно повышает трафик в e-commerce
Группа QIWI предложила новую концепцию развития сегмента трансграничной электронной коммерции, особенность которой в том, что ритейл и логистические компании вместе с мощным трафиком получают возможность сосредоточиться на собственных бизнес-задачах, не отвлекаясь на выполнение непрофильных функций. При этом полностью стерты различия по оплате заказа в кросс-бордере и на местном рынке для покупателя. О сервисе Payment on Delivery рассказывают Станислав Савельев, руководитель направления электронной коммерции QIWI, и Бадма Будаев, менеджер по развитию проектов QIWI.
Станислав Савельев
руководитель направления электронной коммерции QIWI
Бадма Будаев
менеджер по развитию проектов QIWI
R&L: Прежде всего, как вы оцениваете динамику в сфере электронной коммерции?
C. Cавельев: На протяжении последнего времени мы наблюдаем рост в этом сегменте ритейла, причем в режиме нон-стоп. И хотя по объемам нам еще далеко до многих
В планах группы QIWI создание экосистемы, которая помогла бы унифицировать многие факторы, отличающие трансграничный сегмент от специфики российского рынка
развитых стран, тем не менее можно уверенно сказать, что российский рынок ожидает двойной рост, если отталкиваться от сегодняшних показателей. Трансграничный сегмент, в котором мы работаем, растет еще быстрее, причем как в рублях, так и в процентах. За последние 4 года, начиная с 2014-го, его доля выросла с 5% до 30%. Это произошло в основном благодаря выходу на рынок AliExpress, занимающей, по нашим оценкам примерно 80% всего объема данного сегмента. Но в долгосрочной перспективе эта доля будет сокращаться. В первую очередь из-за появления новых независимых игроков, не только из Китая, но и Европы, а также Америки. Сейчас заявил о себе еще один глобальный игрок – Южная Корея. Перспективы для него, безусловно, обнадеживающие.
R&L: Как влияет на российский рынок е-сommerce рост кросс-бордера?
C. Cавельев: Рост доли трансграничного сегмента – это, безусловно, плохо для отечественных игроков. Тем не менее такова реальность, с которой нужно считаться. В итоге все равно выигрывает покупатель, получающий более качественный, более дешевый товар. В планах группы QIWI создание экосистемы, которая помогла бы унифицировать многие факторы, отличающие трансграничный сегмент от специфики российского рынка. Одним из показательных моментов в этом отношении стало появление сервиса безопасной сделки внутри QIWI, который тестируется на крупнейших маркетплейсах внутри страны. Ведь в первую очередь мы хотим развивать экосистему е-коммерс для покупателя. Одним из глобальных трендов можно назвать постепенное вытеснение с рынка посредников в процессе приобретения товаров и более тесную связь между покупателем и производителем. Мы содействуем этому сближению, развивая прямой B2C-сегмент.
R&L: Известно, что российский покупатель готов оплачивать покупку по факту доставки, как правило, наличными, без предоплаты. Меняется ли эта практика?
Б. Будаев: Нужно отметить, что исторически российская экономика формировалась, по
большому счету, как экономика наличных. По статистике ЦБ, в 2014 году у каждого жителя России была на руках минимум одна банковская карта. При этом доля безналичных транзакций по этим картам была довольно низкая, в основном владельцы карт снимали деньги из банкоматов. Сейчас тренд меняется. Люди все чаще оплачивают картами покупки и услуги.
Рынок электронной коммерции изначально был в значительной степени сегментированным – существовало множество продавцов, что вызывало недоверие покупателя. Собственно, это и есть главная причина, почему столь широко распространена модель COD (cash on delivery). Сейчас мы видим, как появляются все новые способы оплаты, например, картой курьеру через мобильный POS-терминал. Недавний опыт QIWI говорит о том, что при чеке свыше 10 тыс. рублей доля использования банковских карт при получении товара была равна 10%. Чем ниже чек, тем ниже эта доля, потому что люди всегда располагают какой-то наличной суммой. В ближайшие 5–10 лет наличный способ оплаты е-commerce покупок останется доминантой. 6 лет назад делались серьезные прогнозы о почти полном вытеснении наличных. Но прошло 5 лет, кэша меньше не стало.

R&L: В практику зарубежных интернет-компаний входит требование о предоплате. Таковы условия в отношении России или это общемировая практика?
Б. Будаев: Действительно, большая часть международных площадок требует предоплату. Но мне кажется, это не связано с их осознанным желанием или стремлением либо какой-то политикой. Просто они по-другому не работают. В США и Китае уже давно существует pre-payment. И когда компании из этих стран выходят на российский рынок, они не хотят менять правила игры и усложнять свою работу.
R&L: Мы затронули очень важную для бизнеса и для развития всего рынка темупсихологический аспект поведения покупателя. Предлагаемый вашей компанией сервис адресован в том числе тем, кто никогда не покупал за рубежом, прежде всего из-за недоверия. Это так?
C. Cавельев: Доверие на рынке формируется в течение довольно длительного периода. Если посмотреть развитие экосистемы е-commerce в других странах, то в Китае доверие потребителя выросло во многом благодаря Alipay. К сожалению, у нас этого не произошло.
Сегодня в кросс-бордере происходит примерно каждая третья покупка. Еще 2/3 людей вообще не покупают за рубежом. И происходит это именно из-за их опасений обмана или потери денег. Если речь идет об известных площадках, таких как Amazon, там не покупают из-за банальной дороговизны. Наш сервис прежде всего рассчитан на то, чтобы снять психологический барьер недоверия к интернет-магазину со стороны тех, кто принципиально не готов платить авансом. Есть и другого рода покупатели, не желающие, чтобы их средства были заморожены на период доставки покупки из интернет-магазина. Кстати, если сейчас убрать cash on delivery в России, доля е-commerce сократится раз в 7.
Наш сервис прежде всего рассчитан на то, чтобы снять психологический барьер недоверия к интернет- магазину со стороны тех, кто принципиально не готов платить авансом
R&L: В чем суть проекта QIWI и интерес покупателя?
C. Cавельев: Схема проста. Для покупателя процесс оплаты заказа в зарубежном онлайн-магазине выглядит так же, как будто он приобретает его в России.
QIWI заключает контракт с мерчантом, магазином, например, в Китае. Мы интегрируемся
Мы намерены взять на себя решение всех проблем, связанных с кросс-бордером, для логистических компаний и мерчантов
в check-out ритейлера. Когда мы видим, что покупатель что-то заказал, мы перечисляем деньги в Китай по договору факторинга, то есть финансируем эту сделку. Мерчант передает товар логистической компании, движение заказа мы постоянно отслеживаем в рамках интеграции с логистической компанией. Деньги за товар, которые получает курьер, передаются нашей компании.
Наша задача – создать доверие между российским интернет- потребителем и зарубежной площадкой
Мы намерены взять на себя решение всех проблем, связанных с кросс-бордером, для логистических компаний и мерчантов и закрыть существующие бреши в классическом cash on delivery за счет нашей финансовой инфраструктуры. Участие в проекте выгодно всем сторонам.
Задача в том, чтобы человек получил user experience в e-commercе и стал покупателем, в частности, в кросс-бордере, при этом не важно место покупки. Сегодня, если процесс заказа и получения товара происходит за рубежом, человек до конца не понимает, где и, по большому счету, у кого он покупает. Наша задача – создать доверие между российским интернет-потребителем и зарубежной площадкой, на которой этот конкретный потребитель делает заказ. И при этом обеспечить самому интернет-магазину полную прозрачность в расчетах с этим физлицом. Покупатель заплатит свои деньги, только когда логистическая компания выдаст ему этот заказ. QIWI в этом случае обеспечивает прозрачность транзакции для интернет-магазина. И при желании, как финансовый центр, как банк (а мы имеем банковскую лицензию), есть возможность прокредитовать этот магазин со стороны потребителя. Иными словами, деньги за конкретный заказ будут предоставлены интернет-магазину без всяких отсрочек, фактически моментально.
R&L: То есть это своего рода некий аванс?
C. Cавельев: Абсолютно верно. Это предоставление авансирования интернет-магазину под заказы российских покупателей.
R&L: Если покупатель сделал заказ, а спустя час передумал приобретать товар, а вы уже проплатили, поставки товара не произошло, как быть в таком случае?
C. Cавельев: Все риски отслеживаются за счет информационных интеграций, существующих между QIWI и платформой продавца, между QIWI и логистикой. Также мы думаем о том, каким образом QIWI будет общаться с клиентами напрямую, – это планы на будущее. Учитывая наличие платежной инфраструктуры у QIWI, которая обеспечивает полную прозрачность, мы с каждой транзакцией можем работать на индивидуальном уровне. Только нам известно, что транзакция была отменена, например, интернет-магазином самостоятельно. Все это обеспечивает полную прозрачность финансовых расчетов, чего нет в классическом cash on delivery и не входит в компетенцию логистических компаний. Существуют разные варианты управления финансами: возможность отменять транзакции, удерживать определенные суммы из денежного потока, который постоянно идет от QIWI в сторону интернет-магазина, не оплачивать в счет следующего платежа. Так работает взаимозачетная схема, в которую QIWI включена инфраструктурно за счет своего процессинга.
R&L: В чем заключается выгода участия для логистической компании?
Б. Будаев: Прибыль от участия в этом проекте логистической компании, в нашем случае DPD Group, формируется за счет оплаты за перевозку. Как вертикально интегрированная компания, она имеет полный спектр услуг, которые может оказывать в
Если пытаться популярно объяснить преимущества нового решения, можно сказать, что участие в нем помогает покупать, как в России
связке с партнерами. В свое вознаграждение компания включает стоимость, которую получит DPD за сбор наличных денежных средств. Стоит отметить, поскольку QIWI встраивается в check out интернет-магазина как платежная опция, компания взаимодействует с покупателем еще до того момента, как с ним контактирует DPD. Таким образом, мы генерируем мощный трафик, и к нам начинают поступать все заказы, то есть логистическая компания получает весь трафик перевозки. Таким образом, мы гарантируем большой поток для основного бизнеса логистической компании. Хотел бы отметить, что DPD стала первой компанией, с которой мы интегрировались, но мы открыты к сотрудничеству с другими компаниями.
R&L: А что касается конвертации?
Б. Будаев: Возможность конвертации предусмотрена в любом функционале QIWI, там, где возникает разница валюты платежа и валюты расчетов. Таким образом, если пытаться популярно объяснить преимущества нового решения, можно сказать, что участие в нем помогает покупать, как в России. Для маркетинг-департамента ритейлера – это инструмент увеличения продаж.
Мы генерируем большой поток для основного бизнеса в логистике. DPD стала нашим первым партнером, с которым мы интегрировались в этом проекте, но мы открыты к сотрудничеству с другими компаниям
R&L: Как правило, мы говорим о возможностях для покупателей крупных городов. Есть ли какие-то региональные ограничения?
C. Cавельев: Ограничений с нашей стороны нет, со стороны логистического партнера – география его работы. На первом этапе участие DPD открывает широкие горизонты, поскольку компания располагает значительным покрытием. QIWI будет стремиться в самое ближайшее время охватить всю страну. И главным критерием, конечно, здесь является трафик.
Задать вопрос компании
QIWI
Станислав Савельев, руководитель направления электронной коммерции
+7 495 783-59-59 доб. 6170 s.savelev@qiwi.com
Бадма Будаев, менеджер по развитию проектов
+7 495 783-59-59 доб. 6172 b.budaev@qiwi.com

3682